Посмотрела я недавно на большом экране новый фильм новосибирского производства “Сибирь. Монамур”.

Вкратце история такая: глухая деревня в Сибири, все пьют, прямо с утра. Есть еще заимка в лесу, где живет дед и его маленький внук. Дед верит в бога прямо по-серьезному и не пьет. Еще где-то рядом есть военная база, там пьют и насилуют проституток. Между этими тремя местами бегает стая одичавших собак-каннибалов и зэков по амнистии. И это я вам еще не все мерзости рассказала.

Вот трейлер:

Снято, кстати, красиво. Актеры играют неплохо. На кустарщину не похоже, там деньги были вложены французские. Режиссер и сценарист, правда, местный, трушный – Слава Росс.

Из всего этого у меня лично сложилось три вывода:

1. Русские воспринимают себя как народ с трагичной судьбой и с не менее трагичным будущим.

2. Русские считают, что их ненавидит бог. Не просто оставил, а вот просто люто ненавидит.

3. Русские первые два пункта воспринимают всерьез.

Может я свой народ плохо знаю, но мне кажется, что у бурят таких заскоков нет. У бурят все проще и оптимистичней. Не знаю, может потому что наши мозги девственны от собственной истории? Или потому что в республике много солнца, и мы почти бразильцы?

Наш бог уютней, наш хамбо – забавный няшечка, у нас при дацанах продают буузы, пасутся овцы, а шаманы живут в соседнем подъезде и ходят вместе с нами на собрания ЖЭКа. Буряты, кажется, верят в карму и перерождение, а значит не в эмоционально опустошающее искупление греха, а в его методичное исправление и несчетное количество попыток. Эта вера чаще всего произрастает на светском, почти атеистическом субстрате восприятия мира, но все это не простое суеверие, а довольно целостная картина мира.

Еще буряты уверены, что мы живем в каком-то прекрасном месте мира, это довольно сильно отличает нас от русских живущих по соседству. Бурятия не воспринимается как дыра или окраина. Она находится четко посередине между Западной Россией и Азией, мы собственно почти в центре мироздания. В бурятском общественном сознании – Бурятия еще и потому прекрасное место, что находится у Байкала, а это прямой туннель в небеса. Кажется, на Тибете можно напрямую общаться с богом и где-то рядом с Курумканом или Усть-Баргузином. Кроме того, буряты ценят мир, и Бурятия – довольно мирный край.

В Бурятии карма работает быстрее чем полиция. Летела из Таиланда, рядом сидела маленькая девочка-бурятка, папа у которой директор банка, а мама директор в одной из медийных компаний в Улан-Удэ. Девочка была маленькая и очень разговорчивая. Сначала она спела мне песню, потом рассказала про детский сад и про то, что дедушка с ними не полетел, потому что сломал ногу. Оказывается он пришел к сыну-банкиру на работу, но подскользнулся на обледенелом крыльце, упал и перелом. Вот как быстро работает карма в Бурятии – не позаботился о своих клиентах, получай перелом у родственника.

В “Сибирь. Монамур” есть момент где маленький мальчик рисует карандашом иконку взамен украденной зэками и истово молится. Этот момент мне напомнил короткометражный бурятский фильм “Улыбка Будды”, который, наверное многие из вас видели. Там тоже маленький мальчик живущий на далекой заимке посреди оглушающего безлюдного пространства. Правда, он просит у Будды конфет и тот ему по-доброму улыбается в ответ.

Вобщем, буряты считают, что бог их любит. Собственно, а как же иначе?

Если вы еще не видели этот фильм. Тот вот он.

Под этими же метками размещены записи: